понедельник, 10 ноября 2014 г.

Танцевать. День двадцать второй

Моя проблема с музыкальным слухом сегодня вылезла наружу - даже когда я знаю движения и даже успеваю их делать, я делаю что угодно, но не танцую. Я могу за кем-то повторять, могу делать под счет, но слышать музыку и двигаться в соответствии с ней - выше моих сил. А музыка-то потрясающая.



Лет в четырнадцать я решила, что научусь играть на гитаре. Как водится, записалась в кружок, начала регулярно его посещать, изучать аккорды, и изо всех сил тренировалась их зажимать на дощечке с нарисованными струнами. Однажды в дверь позвонили, я открыла дверь и увидела папу, он стоял в проходе и улыбался. Я не могла понять, почему он не заходит в квартиру, но потом он взглядом предложил посмотреть за дверь - там была новенькая гитара. Моему восторгу не было предела, я так люблю полезные сюрпризы без повода. Я начала играть дома и обнаружила, что от реальных струн пальцы болели гораздо больше, чем от нарисованных, но это было не самое ужасное. Кошмар заключался в том, что настоящая гитара издавала звуки. И они мне совершенно не нравились. В общем, я знала необходимые аккорды, изучила переборы и бои, помнила слова песни, но вот соединить все это во едино мне так и не удалось. Гитара с тех пор пылилась, а мне было очень стыдно перед папой.
Это лирическое отступление призвано еще раз продемонстрировать полное отсутствие у меня музыкального слуха.

Эксперты утверждают, что есть такой тип слуха, как интонационный - вид восприятия музыки, позволяющий понимать её характер, экспрессию, надеюсь хоть его зачатки у меня есть, вместе с чувством ритма, которое можно развить, может получиться неплохо.